Роуан Мэйфейер
Марко Сааресто пишет письмо Санта Клаусу.

18 декабря 1977 года.
Дарагой Санта пишет тибе Марко Саареста. Я верю что ты сущиствуиш всем серцем, хатя Петри и гаварит что тибя нет и что я глупый и наивный. Он сам глупый хатя и бильшой и курит, хатя мама на ниго ругается патамушта эта очень вредна для легких. Дедушка тоже многа курил и патаму умер маладым. Так мама гавыарит, что он умир маладым, хатя на самом деле он был уже дастатачьна старым и ему была уже больше сорака лет. Вобщим старик толька барады у ниго не была, но были усы. Так вот дедуля сильна многа курил и патом забалел и долга долга балел. А патом он умир и его ни стала. А мама плакала. А папа тоже хадил грусный и многа курил и пил водку. Нет папка вообщета не пьет, но кагда дедушка болел а патом умир, то и папка тоже пириживал и пил. А патом папа бросил курить чтобы тоже не забалеть как дедушка. Так мама иво папрасила и папа сагласился.
И вот типерь Петри курит а мама ругается. И Петри прячит сигареты ат мамы и папы и думает, што они ни знают что он курит. А я знаю но я ни стану рассказывать маме пра то што брат курит потомушта я дал слова и буду малчать на партизан даже если миня станут пытать или дажи атхлистают крапивай.
Аднака дарагой Санта я тоже ни хачу штобы Петри курил и умир как дедушка и паэтаму очинь тибя прашу. Зделай так штобы Петри не курил и ни балел. Он мой брат и я ево сильна люблю хатя он и абижаит миня и часта дразнит Нильсом с гусями и Пиноккио. А нидавна ударил миня нагой па жопе (перечеркнуто) па попе, кагда я нашел у него под падушкой карты с голыми тетями. Он их миня атобрал и сказал,што если я залажу ево маме то он заложит миня что я варавал у саседей яблаки этим летам, а ищу лизнул дверную ручку на марозе, а патом прилип к ней языком. Петри правда хароший он миня тагда спас, кагда я прилип языком на морозе к жилезке и бегал за теплой вадой, чтобы меня отлипить. И ничиво ни сказал пра это маме. Паэтаму я никаму ни скажу пра карты с голыми тетями. Ты Санта тоже никаму ни гавари. А ваабще они такие смешные эти тети у них такие сиськи. И такие жопы (перечернуто) попы. Петри гаварит пра них – так бы и вдул па самые уши.
Дарагой Санта я уже савсем бальшой. В этам гаду я пашел в первый класс и как видишь теперь сам пишу тибе письмо. И ево никто у миня не провирял. Если вдрух какие ошипки ты мне скажи я исправлю. Я проста ещо ни все правила знаю.
Весь год я вел сибя харашо ни балавался, и варавать яблоки я больше ни стану проста я тагда был очень голодный, а мамы и папы не была дома и я ни нашел что паесть. Паэтаму я и воравал яблаки а ещо памидоры и сасиску из магазина. Абищаю што больше никагда ни стану воравать патаму что я ни хачу сидеть в тюрьме. У меня бальшие планы. Кагда я вырасту я стану космонафтом и палечу на другую планету.

И ищо я стихи сачиняю
Ночью всигда гарит луна
И освищает мир она
Месяцем луна гарит
Луна луной путь сиребрит.
Но веть бываит многа рас
Луна и днем гарит для нас
Днем паявляицца питно
И синим светам гарит ано.

Классные правда? Сам сачинил.
Дарагой Санта падари мне пажалуйста тот касмический карабль катарой стоит в Стокманне 1000 марок. Мне очень хочится ево палучить ф падарок а денег многа нет. А ещо сделай так штобы Петри ни курил больше и ни умир как дедушка. Как я прасил. А маме падари духи француские, а папе новую машину. Наша уже старинькая и все время ламается и папа все врямя праводит в гараже. А бабашки падари таблетки ат старости.

Искренне твой Марко.
Продолжение читаем тут ficbook.net/readfic/525144